Честное слово. ПИСАТЬ БЫ РАД, ПРИСЛУЖИВАТЬСЯ - ТОШНО, или ЖУРНАЛИСТИКА КАК УХОДЯЩАЯ НАТУРА. 854 темы в междусобойчиках и 95-летие газеты "Красное Черноморье" ("Новороссийский рабочий")

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

------------1------------

***Уже далеко не первый раз, да уже и не первый год, то и дело в разговоре с коллегами возникает тема о преемственности в нашей профессии – журналистике. Сразу оговорюсь, что буду говорить не о федеральных и краевых СМИ, где причастность к ней, оплата, узнаваемость «морды лица» (если ТВ) – еще являются хоть каким-то стимулом.


На фото: Людмила Бойко.

***Но вот – Новороссийск… В 1996 году, когда я ехала в этот город, здесь было около двух десятков газет (включая, хоть и ведомственные, но вполне не «стенные»), четыре независимых друг от друга телеканала, несколько FM-станций, городское проводное радио. Ныне – ну посчитаю, что полторы газеты (какая-то больше, какая-то меньше) информационных, кучка грязно-цветной макулатуры, узнаваемой по примитивной фразе «наши цены вас приятно…», да три подкопирочных ТВ-дубля (переключаешь с канала на канал и смотришь одни и те же сюжеты о губернаторе и мэре).

***…И найти тогда свободное, а уж тем более, престижное место журналисту представлялось весьма проблематичным. Приезжали на постоянное место жительства интересные, выросшие в других регионах, репортеры и аналитики. Приходила на практику весьма активная молодежь  – студенты журфаков,  да и небесталанные  выпускники школ уже просились на консультации. В общем, ощущение, что, если сам не будешь расти, то не ровен час…

***Теперь о другой стороне этой же темы. Не будем уходить далеко в историю журналистики. Сегодня такие журналисты, как Гиляровский, да что там! – ближе: Татьяна Тэсс или Василий Песков были бы просто не востребованы. Юрия Роста с его фотоэссе публикуют, похоже, только из почтения к заслугам, последователей его жанра не просматривается. Журналистике давно не нужен человека хорошо и захватывающе пишущий. Язык нонешних публикаций и телефраз убийственно неграмотен и до пошлости беден и скучен. Куда интереснее и содержательнее блогосфера, но не о ней сегодня.

***Не обойти и третий пункт. Ах, как в прежние времена читатель с удовольствием и надеждой восклицал: «Какой смелый журналист!» Ну мы-то, внутри процесса находившиеся, понимали, что та смелость была ниже «понтов» и выше  «заказухи» (впрочем, не без того порой). И журналист имел право написать, редактор принять на себя смелость опубликовать критическую статью, а уж потом газета оказывалась на столе у секретаря рай-, гор-, обкома или ЦК. И каждая из сторон (герой или антигерой публикации, журналист, редактор, представители власти) несли свою долю ответственности. И (чаще, чем реже) через время появлялась реакция общественности, партхозактивов, прокуратуры…  О чем читатель и извещался. И потому слово журналистское, издание, да и сам журналист (зачастую и не вспомним, как бишь его…) были уважаемы и имелись в виду, если вдруг что не так пойдет в нашей жизни!

***Сегодня «буйных мало, вот и нету  вожаков»? Да и старые «вожаки» присмирели, трясут преданно хвостами перед новыми хозяевами,  всю журналистику свели к чеховскому «как бы чего не вышло…»  А для этого, понятно, лучше точно знать мнение руководства всех рангов по той или иной теме, по той или иной личности, по той или иной проблеме. Чтобы верно расставить акценты: в Новороссийске, к примеру, о вопросах водоснабжения лучше писать в похвалительном, историческом или предельно частном (дом такой-то, гр-н такой-то – случайно и кратковременно!) аспектах. Так же об энергоснабжении, канализовании, озеленении, расшатавшейся плитке. А вот о вопросах бюджета и долгов города, о покрываемой и разделяемой беспредельной хамской монополии ЖКХ вообще лучше не заикаться. Да и по людям: ознакомьтесь, господа журналисты, со списком жителей, кого предпочтительно не освещать…

***Ну а для того, чтобы власть не тратила драгоценное время на общение с «щелкоперами и журналюгами», поставлены во главе каждого СМИ директора, которые, как правило, к журналистике, идеологии, творчеству отношения никогда, даже если учились в профильных вузах, не имели, зато точно проафишировали власть предержащим свои рекламно-экономические навыки и – основное – выверенную заточенность языков и прогибаемость спин.

***А потому…

***Сегодня на пятки никто не наступает. Да и вообще, как выясняется, никого позади нет!

------------2------------

***Простите за не то что непарламентское, но вовсе не дамское словечко, но задолбала заевшая видеопластинка на РТР, когда (по непонимаемой мной задаче) орденоувешанный (за один только год наработал и на «Заслуги перед Отечеством», и на «Сергия Радонежского», не считая иных) Дмитрий Киселев с наигранными жестами по 3-4 раза повторяет слоган: «Как по мне, это когда называешь вещи своими именами. Хватит мямлить, пора говорить так как есть».

***Смысл произносимого проходит мимо моего сознания. Какие вещи и какими именами? А если это гиппопотам и бегемот? А если для многих СМИ просто назвать вещи – уже нерешаемая задача. Есть же в каждом регионе табуированные темы!

***И что означает в понимании Киселева «мямлить»? То есть говорить, но – невнятно? Тем самым он признает, что ли, что проблемы в наших СМИ не формулируются, вопросы компетентным службам и органам не задаются, решения не озвучиваются? И сколько бы не взывал президент Путин: «Опубличьте! » (то еще словечко с точки зрения русского языка!) ту или иную тему, его не хватает, тут дублером ему и стал Киселев?

***И что значит слово «пора»? А вчера еще было рано, а завтра может стать уже поздно? Однако напоминает…

***А «как есть»? За последние десятилетия народ попривык к игре словами, понятиями, оборотами, терминами. Появился новый язык – язык понятий (уже вовсе не братковских). К сожалению, он весьма далек от привычного старой гвардии журналистов и читателей Эзопова языка, а новым потребителям информации еще не привычен, не находит он адекватного перевода в лексиконе сегодняшнего человека. Ликбез по нему прошли только чиновники нижних звеньев. Чиновнократия сама себе говорит, сама себя понимает и… медленно, но настойчиво обучает этому языку своего личного переводчика – современную журналистику.

***Кто захочет стать таким переводчиком – вперед, на журфаки, вперед, нам, уходящей натуре, на пятки! Но вот опросы говорят, что «впередовцев» наблюдается все меньше и меньше. А те, что идут, рассасываются затем на просторах глянцевых журналов, рекламных агентств или корпоративных пресс-служб.

***А далее у Киселева еще и титры: «Узнай первым! Будь в курсе!». Да Бог с ним, с первенством, узнавать бы в принципе!

------------3------------

***Долго бы мне мусолить эти и еще 854 близкие к состоянию сегодняшней журналистики и свободы слова темы в междусобойчиках или возвращающихся «кухонных» беседах, но тут и информационный повод на носу – 95-летие газеты «Красное Черноморье» с ее (его?)  правопреемницей (-ком?) – «Новороссийским рабочим».

***Успеть бы замолвить слово про газету. А то старейшее СМИ города обзавелось как острыми, так и  хроническими заболеваниями. И как многие больные начинает лукавить с окружающими, - читай, подписчиками. А так недалеко и до вотума недоверия со стороны читателей, а там, глядишь, и до импичмента. И сколько не убеждает газетка самохвалебными «отзывами постоянных читателей», что «НР» наилучшейший и наидостовернейший, и наиоперативнейший, и наироднейший, и наипомогающий «друг семьи» – во рту слаще не становится.

***Не так давно на одной из планерок пишущий работник редакции Евгений Лапин, который время от времени работает в городском архиве, назвал цифру 80 – столько заметок публиковалось на страницах газеты-предшественницы в одном номере то ли в 20-х, то ли в 60-х годах. Я посчитала заметки (исключив рекламные, которых было несколько больше) в одном из номеров начала 2015 года – их было 15 (не обсуждаю качество самих информаций и качество их подачи).

***Рабкоров в исторической предшественнице было столько, что информацию до них доносили со страниц самой газеты. Ныне «внештатная» информация разве что на странице писем (раз в месяц). Ну не считать же серьезным выращиванием сети корреспондентов, чтобы как можно больше аспектов городской жизни было освещено, жалобщиков на 1-й странице. Желающим сказать свое слово землякам в своей городской газете – низззззяяяя! И уже много лет.

***Неудивительное политическое затишье наблюдается – ни тебе лишнего депутата, ни фото с объездов города главой, ни отчетов замглав. И ничего удивительного! Затишье перед бурей – осенью грядут выборы. Вот когда «уважаемый читатель» лишится последней информации о жизни города! Аншлаг победительных отчетов – это, пожалуйста! Тем более что – денюшки, мани так и манят!

***Если кто думает, что в обычное  непредвыборное  время он получает объективную информацию – блажен. Как и всякое подконтрольное городу и краю СМИ, «НР» выполняет недурно оплачиваемый (не знаю уж, как пахнущий – на обоняние читателя) заказ – полосные материалы о выполнении «государственных программ Краснодарского края:  «Формирование условий для духовно-нравственного развития граждан», «Региональная политика и развитие гражданского общества». «Развитие топливно-энергетического комплекса», «Информационное общество Кубани» и прочая, и прочая, и прочая… Подписчик, ты заплатил именно за это? Твое горячейшее желание получать именно эту информацию? Ты заплатил, да еще и городской бюджет заплатил, и, можно же предположить (?), краевой бюджет заплатил. Минимум трижды оплаченная полоса с перечислениями достижений и планов. Ешь, дорогой кубанец, тебя же иное не волнует! А журналистский коллектив еще и наградят за это.

***И только ты, читатель, вновь обманут еще и тем, что во время подписной кампании в прошлом году тебя никто не предупредил, что ты будешь получать усеченный вариант газеты (вместо пяти раз в неделю - только три)  с неимоверно большим количеством рекламы, что означает, что рекламодатель ее оплатил, и ты – тоже. Откровенно рекламные издания хотя бы не столь циничны – они себя раздают бесплатно.

***Теперь, что касается директората. Испокон веку в любом СМИ, несмотря на наличие редколлегии, единым и нерушимым было слово главреда (или глаВВреда). Ныне, если он по каким-то причинам не выступает в одном флаконе, то его мнение рекомендуют засунуть ему в… портмоне (см фразу Н. Михалкова из сериала «Статский советник»), влияния на политику газеты он практически не имеет, тенденции не определяет, а идеологемами газеты или телеканала становятся мнения мамы, жалобы соседки или слухи от маникюрши директора.

***Что ж, имеет место и право быть – тоже читатели. Но, может, именно поэтому «НР» не жалеет газетной площади для бесконечных перепечаток или компиляций из Интернета или отдает по треть полосы для подробнейшего обмусоливания, какие дырочки залатали, какие трещинки замазали. В бытность журналистики это называлось отсутствием продуманного плана в газете, неактуальностью и мелкотемьем. И не хочется упрекать главреда «НР», что в газете давно забыты такие жанры, как репортаж, зарисовка, фельетон, очерк, интервью (а не вопросы, приделанные к рассказу героя публикации). Упрекать человека со связанными руками и залепленным скотчем ртом? Он работает с тем, что есть и как позволяют.

***Вот так и сложилось почти по Салтыкову-Щедрину: журналист пописывает – чиновник погалочкивает – читатель поплевывает. Пользы от такого времяпрепровождения и замусоривания мозгов никакого, кроме вреда. Читатель не верит ни журналистам, ни власти. Власть, не получая обратной связи и реакции общества, перестает вообще понимать, на каком они свете, что делают туда, а что, извините, – вовсе из серии «сколковых», чем их сельско-городское общество озабочено на самом деле, а в чем уже давно притворяется.

***Панегирик, который должен бы быть наплетен для 95-летнего, при развитии темы грозит отнюдь не плавно перерасти в другой жанр…

***Итог: обе стороны, оба берега (гражданин и чиновник, общество и власть) друг друга не слышат, друг другу не верят, друг друга не уважают. А посередине проруби, как и положено по сюжету – журналисты…

***29 марта в своих гробах будут переворачиваться многие из тех, кого уж нет, но кто делал знаменитый «Новороссийский рабочий». И те, кто свидетельствует нынешнее состояние гипотетического рупора общества, зеркала каждого дня, ума, чести и совести, но кто давно не служит обществу в рамках «НР»,  – тихо поднимут рюмку с водкой или корвалолом.

P.S. И еще одно. Перелистывая страницы старых газет, рисуешь себе, отпихивая прилепленную идеологию советской печати, вполне объемную и пространную картину жизни наших дедов, родителей, да и свою. Перелистывая газеты последних лет, узнАешь о пяти-десяти деятелях города, причем сначала взахлеб гениальных, затем стеснительно преступных и убийственных (в прямом смысле слова тоже). УзнАешь о ценах на продукты и профилактике болезней, о проблемах светофоров и «зебр». Но не будет жителей, не будет героев, их сомнений и открытий, не будет города, не будет истории – не будет жизни. И это тоже на совести сегодняшних СМИ.